Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Россия через 40 лет? Отрывок из футуро-сатирической повести Леонида Сторча "Пятый капитул"

Хoтя я и не слишком известный писатель, но никогда не размещал в ЖЖ свою прозу, a последние лет пять - и на других сайтах тоже. Не слишком верю в литературу через самопубликации, признавая, впрочем, что хорошие навыки по оптимизации сайта могут, конечно, обеспечить аудиторию, но у меня таких навыков нет. Сегодня делаю исключение, надеясь заинтересовать своим текстом замечательный журнал под названием «Иначе» (inache.net). Несколько месяцев назад они перепостили мою статью о "Пугачевском" бунте 2013 г. , за что я им был очень признателен, хотя и уделил не слишком много времени остальным их публикациям. Но недавно упущение было исправлено. Впечатлившись их работой, я захотел увидеть свою прозу на страницах журнала.

Почти год назад я написал повесть "Пятый капитиулум". Тема - будущее страны, именуемой сегодня Российская Федерация. Что с ней будет через 3-4 десятилетия и сохранится ли она вообще на карте мира? (спойлер: не сохранится) Как станут строиться отношения между государствами пост-России. Междоусобные конфликты или гармоничное сотрудничество? Как решится национальный вопрос внутри каждого из этих государств? На все эти вопросы у меня есть смелые ответы. А вот и отрывок из повести.
Collapse )

Oтвет Анатолию Салуцкому

Леонид Сторч


Вечному Стороннику – от Вечного Странника


30 мая 2013, 23:08 http://www.echo.msk.ru/blog/kritikator/1085094-echo/


Не так давно читатели «Эха Moсквы» увидели на этом сайте презанятнейший пост под названием «Вечный Странник бесприютный».  «Вечный Странник» – это я (так я иногда называю себя), и пост был эксклюзивно посвящен моим политическим взглядам и сомнительной личности. Несмотря на критический характер публикации, мне польстил и значительный объем внимания, и библейский заголовок, и имя автора – Анатолий Самуилович Салуцкий.  Помнится, в школьные годы, когда по всей советской стране благоухал брежневский застой, оно промелькнуло то ли на одном из т.н. «уроках мужества», то ли на политинформации.  Впрочем, может, я и ошибаюсь. Как бы то ни было, Анатолий Салуцкий – человек известный. Запросто общался с Хрущевым, опубликовал десятки старых книг о главном – в том числе, «БАМ строят сильные», «Горячая вахта», «Эстафету принимает Галкин» (из серии «Герои пятилетки»), «Если завтра в поход» («Библиотека комсомольского активиста»), а недавно - сборник очерков «Путин и Четвертая Россия.  Хватит ли Президенту твердости для “мягкой силы”?». В общем, если я – Вечный Странник, то Анатолий Самуилович – Вечный Сторонник любого правительства, заседающего в Кремле, причем, судя по всему, преуспевающий.

Так что остаться непольщенным здесь было никак нельзя.  Но и даже чувство признательности за внимание к своей особе не дало бы мне права утомлять эховских читателей публичным ответом Анатолию Самуиловичу, если бы не два момента, вызвавших у меня резкое возражение.  Собственно, из-за них я и пишу этот пост.

ВОЗРАЖЕНИЕ ПЕРВОЕ (не столь принципиальное, но все же значительное)

По какой-то странной причине, возможно унаследованной со времен партийных собраний и разборов персональных дел, Анатолий Самуилович склонен считать, что критика оппонента будет особенно эффективна, если вместо идей оппонента атаковать его личность и частную жизнь. Argumentum ad hominem (aргументация с переходом на личность) – действенный ораторский инструмент в КВН-овских репризах или дебатах, где нужно показать непоследовательность соперника. Но в моих действиях никакой непоследовательности нет, и посему в устах Анатолия Самуиловича этот полемический прием превращается в трамвайное хохмачество:  «Гы, у него бородавка на носу» (к счастью, у меня нет бородавки).  Хотелось бы услышать от г-на Салуцкого хоть он один критический довод по существу, хоть одно возражение моим идеям о растущем политическом и гуманитарном кризисе в России и вреде путинизма.  Но нет.  Таких возражений он представить не смог. Вместо этого я прочитал о себе следующее:

Этот «холостяк … является “русским писателем, живущим в Таиланде”». Какое отношение имеет мой семейный статус  к моим идеям, – непонятно. Может, Анатолий Самуилович ставит под сомнение законность моего пребывания заграницей? Ведь в советские времена холостяки часто бывали невыездными. Но если уж его так интересует мое семейное положение, то внесу поправку:  я не холостяк, а разведенец, причем разведенец-рецидивист.

Указывая на две из моих профессий (китаистика и юриспруденция), автор поясняет: «В Америке адвокаты китайского направления пользуются бешеной популярностью. Я знал одного из них, недавно купившего квартиру в нижнем Манхеттене с видом на Статую Свободы. Но у Сторча даже на этой особо выгодной делянке, видимо, что-то не сложилось …» («Гы, бородавка!»)  Я занимался юриспруденцией в США около 10 лет и не заметил, что юристы китайского направления пользуются там особой популярностью. Вместо этого основным у меня было другое направление – иммиграционное право. Квартиру я купил в Майами, с видом на озеро, статуя там тоже была, причем тоже античной дамы, – правда, топ-лесс, но зато с кудряшками. Потом купил и другую – с видом на другое озеро. Но сам какое-то время продолжал жить в квартире с видом на Атлантический Океан. Впрочем, какое все это имеет значение?

Г-н Салуцкий не верит, что нормальный человек может оставить свои насиженные делянки, дабы заняться таким недоходным делом, как «творчество на ниве российской словесности».  Когда семь лет назад я уезжал из Америки, именно это мне и говорила моя замечательная знакомая Роза Ципкес (имя вымышленное), пытаясь спасти от неразумного поступка. Но Роза имела три магазина обуви и русской литературе не доверяла. А вот от Анатолия Самуиловича, русского писателя с сорокалетним стажем, предпочтение делянок литературному труду и российской  словесности слышать странно.  В отличие от него, я, безродный космополит, считаю, что ради русской литературы можно пожертвовать и квартирами с видом на статуи, и прочими делянками.

Другая претензия, предъявленная мне моим заслуженным оппонентом, состоит в том, что настоящий писатель, которым он, несомненно, полагает себя, должен находиться в России, а не отсиживаться в теплых таиландах, пуляя  оттуда камнями в ее необъятные огороды.

Г-н Салуцкий как человек демагогической ментальности любит делать скоропалительные выводы. Он не знает, что, покинув Америку, к которой я испытываю уважение и благодарность, я отправился именно в Россию – в Москву, в Москву … а затем и в Питер. Я предложил Родине свои знания, опыт, энтузиазм, но, по большому счету, все это оказалось ей ненужным. Несколько лет она выпихивала меня куда подальше, говорила, что я не имею права делать то и это (даже купить сим-карту без бумажки из Миграционной Службы было нельзя), устраивала мне ментовские проверки документов, заставляла регистрироваться, занимать ночью очереди в местное отделение ФМС, собирать груды каких-то справок, выезжать каждые три месяца заграницу и ждать там две недели оформления очередной визы.

Я, выезжая из СССР,  от своего гражданства добровольно не отказывался, доброе государство его у меня конфисковало, а за конфискацию еще и заставило заплатить оброк в размере моего дохода за четыре месяца. Так почему вместо того, чтобы восстановить справедливость и вернуть отобранное, оно заставляло меня теперь стоять в очередях на регистрацию, что-то постоянно доказывать и перед кем-то все время извиниться? Устав от этого дурдома, я и уехал в Таиланд. Этой стране есть до меня дело.  Также поступили и почти все известные мне «возвращенцы» в Россию. Правда, Лимонов, Познер, и Гордон все еще остаются, но у них, как я понимаю, есть гражданство РФ.

Свой пассаж ad hominem г-н Салуцкий заканчивает пожеланием «познакомиться с историей одинокого китаиста Сторча, переквалифицировавшегося в американского юриста, но осевшего в Таиланде».  Замечу, что сам он не знакомит ни меня, ни читателей «Эха» со своей историей, очевидно, полагая, что все изучали ее в университетах. Мне тоже было бы любопытно узнать, почему он вступил в ряды КПСС, чем там занимался, за что дважды получал Премию Ростовского Обкома КПСС, участвовал ли в разборах персональных дел других членов Союза Писателей – таких, как Солженицын и Войнович, например.  Но в отличие от г-на Салуцкого я не буду низводить нашу дискуссию до упомянутого уже обсуждения бородавок.

Думаю, что этим постом я уже в значительной степени ответил на вопросы Анатолия Самуиловича по поводу моей биографии.  Дополнительная информация содержится на моей странице vkontakte, на facebook  и на личном сайте. Честно говоря, не знаю, какую черную магию для своих разоблачений, он хотел бы найти в моем прошлом.  Там все прозрачно: в 1986 я закончил СПбГУ по специальности «китайская филология», учился в Москве в аспирантуре Института Дальнего Востока по специальности «история философии», но не доучился в связи с переездом на ПМЖ в Государство Израиль, до которого тоже не доехал, ибо отправился в США. Там работал садоводом, агентом по закупкам в экспортно-импортной компании, социальным работником, преподавателем английского языка, юристом (под именем Leonard Storchevoy). Жил в Атланте, Нью-Йорке, Таллахасси, Майами.  В 2006 закрыл свою юридическую практику и переехал в РФ, чтобы – каюсь – посвятить себя российской словесности.  Преподавал в РГГУ, МГУ.  Последние четыре года живу и работаю в Таиланде.  Был дважды женат, дважды разведен, двое детей. Являюсь членом Коллегии Адвокатов Флориды, к уголовной ответственности не привлекался.  Религия: гностический иудаизм с элементами тхеравады и хард-рока. Ориентация – смуглые брюнетки. Играю блюзы на электрогитаре, сплю в среднем 10-11 часов, люблю Булгакова, футбол, Led Zeppelin, и красное вино, но вынужден пить пиво в силу отсутствия первого. Имею творческие амбиции, аллергию на шерсть животных, гражданство США, ноутбук COMPAQ и скверный характер. Гемоглобин в норме. Надеюсь, любопытство Анатолия Самуиловича удовлетворено.

ВОЗРАЖЕНИЕ ВТОРОЕ (весьма принципиальное)

Как Вечный Сторонник г-н Салуцкий обвиняет меня в том, что, покинув Родину, я публикую на «Эхе» и прочих сайтах посты, «окрашенные в сумеречные антироссийские тона» и ими «оскверняю любую тему, к которой прикасаюсь». Идеологической предпосылкой этого обвинения является ошибочная концепция, что критика вредна и опасна, и что процветание страны может быть обеспечено дифирамбами в духе брежневской эпохи или, в крайнем случае, имитацией критических оценок, столь популярной в горбачевский период («да, отдельные недостатки в работе обкома у нас еще есть, и мы их не скрываем»). Однако, как показывает исторический опыт, залогом полноценного развития политической системы и общественных норм является именно существование критического мышления.

Наличие подлинно многопартийной политической системы (а не ее имитации, как было в ГДР или, как есть в Российской Федерации), подлинно критичных СМИ (без запугивания и преследования журналистов), подлинно свободных каналов для выражения общественного мнения (без отслеживания и преследования авторов этого мнения) и подлинно независимой судебной системы (где суды несут правообеспечительную функцию, а не исключительно карательную), - все это есть необходимые (хотя и не всегда достаточные) условия развития демократической системы.

Запрет на критическое мышление и всеобщая апологетика как метод интерпретации действительности, по большому счету, наносят вред обществу, ибо ослепляют его радужными красками, не позволяя увидеть проблему. Отсутствие критики привело Россию к 37-му году, ГУЛАГу, тирании, и застою. Китай – к Культурной Революции, массовым репрессиям, и Великому голоду.  Ирак времен Саддама Хусейна – к гражданской войне и вторжению войск НАТО.

Северная Корея, Иран и Туркменистан не знают, что такое критика, и, согласно своим СМИ, являют собой эталон благополучия. Но ложное отражение действительности лишь усугубляет проблемы этих стран.

Поэтому я критичен. И ник мой на сайте «Эха» - kritikator. И посты мои действительно окрашены в сумеречные тона, ибо именно они, с моей точки зрения, превалируют в России последние годы. Ни полеты со стерхами, ни выбитое у МОК право проводить зимнюю олимпиаду в Сочи, ни успехи нефтегазовой промышленности не рассеивают для меня эти угрюмые сумерки и не вселяют ни грамма гордости за Родину.  Вместо них я вижу наглую ложь в лицо миллионов выборщиков.  Я вижу разрушенное производство. Я вижу умирающие деревни. Я вижу особняки чиновников, построенные на украденные деньги. Я вижу судей, по звонку начальства бросающих молодых матерей за решетку.  Я вижу сотни отвратительных персонажей – в Думе, Кремле, на телевидении, в судах, в университетах – и заношу их, как верно заметил Анатолий Самуилович, в свой список «Негодяриум», который, конечно, ни "Эхо" и ни один другой, даже самый либеральный-прелиберальный российский сайт не осмеливается опубликовать (по этому поводу Антон Носик написал мне: «Никому не хочется получить 100 исков за одну публикацию»).

Кстати, насчет того, что я «оскверняю любую тему, к которой прикасаюсь»: так я ведь в основном пишу о Pussy Riot, «норвежском шпионе» Мосееве и липовых рейтингах Путина.  Неужели эти темы - не самые популярные и не самые возвышенные, с точки зрения власти - можно осквернить?

Я согласен, что взгляд мой на российскую действительность отличается пессимизмом и даже негодованием. Мне далеко до энтузиазма Пескова, Проханова, Потупчик и других, которые на «П», да и до Анатолия Самуиловича, верящего, по его словам, в возрождение России (видимо, той самой, о которой он писал десятилетиями, - со славной армией и героями пятилетки), - тоже далеко.  Не чета я им всем.  Одним словом, - kritikator.  A что с kritikatora взять окромя kritiki?

Без критики нет писателя.  Это осознает даже сам г-н Салуцкий , который, впрочем, понимает ее применение очень избирательно.  Он с удовольствием, как в старое доброе время, обрушивается на Запад, коему якобы грядет конец, осуждает правительство Литвы за дискриминацию польского меньшинства, и клеймит латвийские власти за издевательства над русскоязычными жителями страны.  Последнее особенно важно.  Выходит, и он, и я, вечный-бесприютный, которому он уделил столь много осуждающего внимания, заняты, по сути, одним и тем же – защитой интересов России. Только Анатолий Самуилович специализируется на борьбе с зарубежными врагами русского народа, а я – с внутренними, теми, которые окопались в Думе и чиновничьих кабинетах.

Так что – да здравствует критика!  Я приветствую (хотя и с небольшим опозданием: не сразу узнал о его появлении) опус Анатолия Самуиловича и надеюсь на новые дискуссии, дебаты и дуэли.  Верно, «праведнику спор – пустословие, небо вотще коптящее». Но я не праведник. Я просто «новоявленный русский писатель», которому в России г-на Салуцкого места пока не нашлось и который поэтому живет в Таиланде по американскому паспорту. Но ведь все еще может измениться.