Леонид Сторч (leonidstorch) wrote,
Леонид Сторч
leonidstorch

Categories:

Хамелеоновая дипломатия Русской Православной Церкви

РПЦ всегда была гениальным дипломатом, а точнее - хамелеоном. Всегда умела приспособиться к любой власти, будь то большевизм, нацизм, или бонапартизм. Чтобы сохранить свои привилегии, православные священники с готовностью поддерживали Брежнева, Сталина, Розенберга, Наполеона. И получали солидные дивиденды за это.  Вот несколько иллюстраций из истории отношения церкви с правящими режимами.

1. Про слияние РПЦ и государства, происходящее после распада СССР, я не говорю. Кремль серьезно занялся построением религиозной автократии по образцу допетровской России.


2. В Эпоху Застоя Московская Патриархия вела очень комфортный образ жизни, а Патриарх Пимен был на легкой ноге с Генсеком.

Брежнев и Пимен


Персонажи, собравшиеся на приеме по случаю 60-летию Великой Октябрьской Социалистической Революции (1977 г.),  вряд ли нуждаются в представлении, но я их все-таки представлю. Слева на направо: Леонид Брежнев, Генеральный Секретарь ЦК КПСС; Алексей Ридигер, Управляющий Делами Московской Патриархии, впоследствии Патриарх Алексий II; Сергей Извеков (Патриарх Пимен); и Яков Фишман, Главный Раввин Московской Хоральной Синагоги.  Фишмана, другого известного приспособленца, на всякий случай обрезали (осталась одна борода и нос): видимо, существовали сомнения  – и весьма оправданные - в его кошерности.

3. Коллаборационизм РПЦ с нацистским оккупационным режимом хорошо задокументирован. Наиболее ярким эпизодом этого коллаборационизма было создание и деятельность Псковской Православной Миссии, о чем написаны диссертации и десятки статей. Идея проекта принадлежит Альфреду Розенбергу и митрополиту Сергию (Воскресенскому).


Псковская православная миссия
Источники: здесь и здесь.

Материал из Википедии:

Псковская православная миссия — пастырско-миссионерское учреждение, ставившее задачу возрождения православной церковной жизни на северо-западе оккупированной территории РСФСР; создано в августе 1941 года при содействии германской администрации митрополитом Виленским и Литовским Сергием (Воскресенским), который, сохраняя номинальное пребывание в юрисдикции Московского патриархата, осуждал сотрудничество последнего с советским режимом в борьбе против Германии, с самого начала немецкой оккупации занял антикоммунистическую позицию и принял курс на сотрудничество с оккупационными властями.

РПЦ дает крайне положительную оценку деятельности миссии. Так, на сайте Псковской Епархии сообщается:

В первые месяцы войны не только жители Западной Украины и Прибалтики встречали немецкие войска как освободителей от советского режима. На Псковской земле и на селе, и среди городских жителей было немало тех, кто ожидал от новой оккупационной власти ослабления гнета, под которым находились граждане СССР более 20 лет ...

Чем труднее складывались первые месяцы военной кампании для Красной армии и пропорционально тому росла паника руководства страны и военными силами, тем более ширилось и росло духовное движение среди народа, укреплялась позиция Русской православной церкви. Стихийный духовный всплеск на оккупированном Северо-Западе России был поддержан и направлен в русле церковного возрождения благодаря деятельности Псковской православной миссии. Ее главной задачей было восстановление разрушенной за годы советской власти церковной структуры и просвещения народа. Первые члены Миссии прибыли в Псков в августе 1941 года из Риги. Это произошло благодаря усилиям митрополита Сергия (Воскресенского) экзарха Прибалтики, который сумел убедить высших представителей немецкой оккупационной администрации в том, что эта акция полностью соответствует интересам новых властей.

Центр Православной миссии разместился в Пскове. Миссия служила на территории нескольких современных областей: Псковской, Ленинградской, Новгородской, Твeрской.

Деятельность Миссии очень быстро достигла значительных результатов и была поддержана большинством местного населения. Это было обусловлено: духовной жаждой в народе, незаурядными способностями тех, кто составлял ядро Миссии (среди них было немало тех, кто в 20-30-е годы был тесно связан с деятельностью РСХД в Латвии и Эстонии), и тем, что Псковская миссия весь период оккупации оставалась канонической частью Русской православной церкви Московской Патриархии.


4. В 1925 г. РПЦ (не вся, но большинством) признала Советскую Власть и не упускала случая продемонстрировать Сталину свою лояльность.




5. 1812 г. Сотрудничество РПЦ с французской армией – это особая история. По понятным причинам ни фотографий, ни хотя бы произведений изобразительного искусства, подтверждающих это сотрудничество, не сохранилось. Но вот, что пишет об этом историк Евгений Понасенков:

Коллаборационистов в 1812 году обнаружилось множество во всех сословиях и профессиях. И, конечно, не обошлось без попов: Святейший Синод был вынужден констатировать, к примеру, что «две трети духовенства по могилевской епархии учинили присягу на верность врагу» (Акты, документы и материалы для политической и бытовой истории 1812 г. Под ред. К.А. Военского. Т.3, СПб., 1912, с. 236). Архиепископ Витебский и Могилевский Варлаам повелел всей епархии называть «впредь... в благодарственных молебствиях вместо Александра французского императора и италийского короля великого Наполеона» (Там же, с. 170). Православные священники Смоленска встречали Наполеона со всевозможными знаками покорности; в Минске епископ отслужил торжественную обедню, в Подолии и на Волыни церковники раздали прихожанам листки с текстом «Отче наш», где «вместо имени бога вставлено имя императора французов» (Там же, т.1, с. 361; т.3, с. XV — XVI; Андреев П.Г. Смоленская губерния в Отечественной войне 1812 г. Смоленск, 1959, с. 57 — 58).

Итак, некоторые попы пошли в своем предательстве родины дальше прочих сословий — они не просто перешли на сторону Наполеона, но и заставляли молиться за него, а то и объявляли Бонапарта своим новым богом! Бывали и исключения (особливо в районах, далеких от театра боевых действий), но исключения, как известно науке, лишь подтверждают правило. Вспомним историю: православная церковь 300 лет (!) была верной опорой ордынского ига! Со многих амвонов звучали молитвы во здравие хана, освободившего клириков от поборов! Попы призывали русских людей не противиться воле поработителей: с моей точки зрения, это способствовало тому, что иго длилось три века (а его традиции живут и поныне!). Пришел Гитлер — за него молились, победил Сталин — переметнулись к этому извергу.


6. Едва ли не единственный раз, когда РПЦ открыто противостояла интервентам, пришелся на Смутное Время. Приход армии Речи Посполитой с ее легионом католических священников не оставлял сомнения в том, что поляки и литовцы намереваются присоединить РПЦ к Брестской Унии (1596 г.)  И вот тогда патриархия забеспокоилась. Тогда она принялась и Троице-Сергиев монастырь оборонять, и ополчение Минина-Пожарского поддерживать. Заметим, кстати, что к тому моменту православные нынешней Украины и Беларуси во главе с митрополитом Киевским Михаилом Рогозой вступили в союз с Римско-Католической Церковью – тоже сомнительный поступок, с точки зрения сторонников «русской идеи».   



Алексей Кившенко. «Оборона Троице-Сергиевой лавры»
7. В татаро-монгольский период церковь любила сотрудничать с Золотой Ордой. Достаточно вспомнить, как в 1357 г. Ханша Тайдула, мать ордынского Хана Джанибека, пригласила Митрополита Киевского и Всея Руси Алексия в Сарай-Бату, дабы он исцелил ее от недуга. Митрополит приглашение принял, чем весьма способствовал укреплению статуса церкви.


Митрополит Алексий излечивает царицу Тайдулу.
Клеймо иконы «Митрополит Алексий с житием»


Вот такое любопытное прошлое у главной духовной скрепы нынешнего режима.




Tags: РПЦ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments