Леонид Сторч (leonidstorch) wrote,
Леонид Сторч
leonidstorch

Categories:

Косовский прецедент – Крымский прецедент

То, что из «Косовского прецедента» можно будет со временем сделать отличное орудие интервенции, понимали даже в Кремле.  Именно это орудие полетело бумерангом в сторону Запада в августе 2008, когда весь мир увлеченно следил за другой олимпиадой, пекинской. Заточив бумеранг дорогостоящими военными технологиями, Москва отсекла им Абхазию и Южную Осетию и приготовилась принимать поздравления. Но поздравлений не было.  Никто кроме чавесовской Венесуэлы, Никарагуа и еще пары-тройки тихоокеанских островов новые государства не признал. На фоне того, что почти все ведущие страны мира открыли посольства в Косово, политическая изоляция Абхазии и Южной Осетии выглядела особенно удручающе.

Тем не менее, через шесть лет состоялся второй запуск Косовского бумеранга. На этот раз – в Крыму. Аргументация Путина в связи с этим запуском не лишена логики: если Западу можно было отрезать Косово от Сербии, то почему нам нельзя отрезать Крым от Украины? Такой финал махинаций Буша с бывшей Югославией был вполне предсказуем.  Отделять Косово было ошибочно. Были и иные варианты решения конфликта. Можно было установить контроль ООН или НАТО на территории этого региона. Можно было не признавать Косово de jure и ограничиться признанием de facto, как в случае с Тайванем.  Но был избран самый радикальный сценарий.  Именно за него и расплачивается сейчас Украина.




В случае с Абхазией и Южной Осетией правильно воспользоваться Косовским прецедентом Кремль так и не сумел. Слишком сложным оказался внутренний механизм и техника эксплуатации: в частности, нужно было доказывать наличие геноцида, а на это у московских политиков не хватило терпения, да и образования тоже (поначалу даже шла речь о двух тысячах погибших осетинах, но потом число жертв сократилось более чем в 10 раз, и от версии геноцида пришлось отказаться). Посему при втором запуске бумеранга Путин решил отойти от Косовского стандарта и упростил себе задачу: геноцид как условие отделения был заменен на простое волеизъявление народа. Другими словами: истребляют центральные власти местное население или нет, - уже не важно. Достаточно, чтобы это население провело референдум и одобрило выход из государства. В каком-то смысле, этот подход является модификацией ленинской доктрины о праве наций на самоопределение.

И все же в Кремле опять все перепутали и применили Косовский прецедент там, где он был в принципе неприменим. Лечить проблему Крыма по Косовской технологии – это все равно, что сверлить зуб отбойным молотком и заделывать получившееся отверстие асфальтом. Во-первых, как уже говорилось, если кто-то из жителей Крыма и мог хотя бы опасаться геноцида, то явно это были не российские моряки и не русскоязычные крымчане, а скорее, крымские татары, чье мнение при проведении референдума и Москва, и Симферополь полностью проигнорировали. Во-вторых, в случае с Косово речь шла не об аннексии территории, ущемленной в правах, а о ее суверенитете. Косово не вошло в состав ни США, ни Великобритании (хотя косовары, скорее всего, против этого и не возражали бы), ни даже соседней «братской» Албании. В случае же с Крымом, никакого настоящего самоопределения нации нет, но есть захват, конфискация и аннексия.

И наконец, самое главное:  Крым – это только начало. Будет и третий запуск бумеранга. Причем, не исключено, что запущен он уже будет в сторону Кремля, превратившись, таким образом, в «Косовский маятник», очередной проход которого приобретет гильотинный характер: «вжик»  – и какой-нибудь остров-полуостров оказывается в ином государстве.

Парадокс сей ситуации состоит в том, что Россия, которая столетиями вытаптывала любые проявления сепаратизма и бегала с крюком за всеми народами, которым удалось в начале 20 века от нее отделиться, ловя Грузию, Армению, Азербайджан, Латвию, Литву, Эстонию, Молдавию, Финляндию, Польшу (я уже не говорю о той же Украине, чьей независимости был положен конец в 1920 г.); Россия, которая не отказалась от принципа политических поводьев и после распада СССР и потому не отпустила ни Татарстан, ни Чечню, положив на последнюю десятки тысячи жизней; Россия, которая со всех международных трибун проповедовала право государств на целостность, будь то право Мадрида на Страну Басков или право Пекина на Тибет; Россия, чья Дума недавно криминализировала малейшие разговоры о сепаратизме, - так вот эта же самая Россия неожиданно для себя самой дала и зеленый свет, и благословение, и индульгенцию всем сепаратистам мира. Теперь, согласно кремлевской модификации Косовского прецедента, любая территория может отделиться от любого государства и образовать свое собственное, а то и войти в состав другого.  Таким образом, Кремль положил начало новой эре в международном сепаратистском движении. Косовский прецедент станет Крымским прецедентом. Полагаю, что в скором времени 16-е марта (дата проведения референдума в Крыму) будет объявлено Международным днем сепаратиста.

Все это прекрасно. Но для самой России прекрасного в этом ничего нет. Где гарантия, что в следующий раз Крымский прецедент не будет применен, например, в Карелии, трудолюбивый народ которой изъявит желание оказаться в составе «братской» Финляндии?  Где гарантия, что Крым не отзовется эхом на Чукотке,  жители которого проголосуют за независимость, а то и за присоединение к «братской» Аляске?  Я уже не говорю о том же Татарстане, Калининграде или даже пока еще виртуальной Ингерманландской республике. Так что Крымский прецедент может – и скорее всего, будет – иметь самые драматические последствия для России.

Предыдушие публикации по теме:

Леонид Сторч. Синдром Шуры Балаганова, 16 марта 2014

Леонид Сторч. Странная война, 4 марта, 2014

Леонид Сторч. На кого и на что рассчитывать народу Украины, 2 марта, 2014

Леонид Сторч. Сочи: исторические параллели и охота на ведьм, 19 февраля, 2014





Tags: внешняя политика РФ, война на Украине, путинизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments