Леонид Сторч (leonidstorch) wrote,
Леонид Сторч
leonidstorch

Categories:

К 200-летию Огюста Маке, соавтора «Трех мушкетеров» и «Графа Монте-Кристо»

Завтра, 13 сентября, исполняется 200 лет со дня рождения Огюста Маке (Auguste Maquet, 1813-1888). Eго трилогия о мушкетерах и «Граф Монте-Кристо» переведены на 100 языков. Его произведения экранизовывались почти 200 раз.  Его романы стали одними из самых читаемых в истории человечества. Его имя почти никому не известно.

Профессия литературного негра (или писателя-призрака, ghostwriter) – одна из самых неблагодарных. Отсутствие признания, вынужденная анонимность, жизнь в тени того, который срывает аплодисменты, – все это способно свести художника с ума. Но в отличие, например, от скончавшегося в этом году Фридриха Незнанского, Александр Дюма-отец и не скрывал, что работает с соавторами. Среди них были Поль Мерис, Октав Фейе, Е. Сустре, Жерар де Нерваль, но самым ярким брильянтом на литературной короне великого рассказчика стал Огюст Маке.



Легенда гласит, что в 1838 г. парижанин Маке, преподававший историю в Лицее Шарлемань, решил попробовать себя в литературе и написал пьесу «Карнавальная ночь» (Soir de carnaval – к фильму Рязанова отношения не имеет). После того, как все театры дружно ее отвергли, разочарованный и потерявший в себе веру Маке был готов навсегда оставить творчество. Не дал ему это сделать его друг Жерар де Нерваль. Де Нерваль был знаком с восходящей звездой французской драматургии Александром Дюма, которому и представил Маке. «Карнавальная ночь» писателю понравилась, но, чтобы она понравилась и зрителю, он переделал ее, и вскоре состоялась премьера спектакля. Правда, назывался он уже «Батильда».

Вдохновившись, Маке принес Дюма наброски своего романа. Дюма, которого всегда отличало гениальное понимание вкусов публики, совершил быструю правку, добавил нужных персонажей, убрал ненужных – и принес рукопись аппетитнейшего приключенческого романа «Шевалье д`Арманталь» издателю газеты «Ля Пресс» Жирардену. Тот пришел от текста в восторг, но когда дело дошло до указания авторства, погрустнел. «Роман, подписанный Дюма, стОит 3 франка за строку, - сказал он, - а роман, подписанный Дюма-Маке, – только 30 су» (1 су=1/20 франка).  Раздасованный Дюма передал содержание разговора своему соавтору, и тот решил, что деньги важнее лавров признания.

Так ли все это было в действительности, мы не знаем. Но с того момента возник  замечательный тандем, подаривший миру классику авантюрного романа: «Трех мушкетеров», «Двадцать лет спустя», «Виконта де Бражелона», «Графа Монте-Кристо», «Королеву Марго», «Графиню де Монсоро», «Сорок пять».  Считается, что Огюст придумывал идею книги, составлял ее макет (ирония судьбы: что еще оставалось делать человеку с фамилией Maquet?), а Дюма заполнял макет деталями, добавлял второстепенных персонажей, писал диалоги.

Такое распределение обязанностей выглядит странным. Казалось бы, все должно было быть с точностью до наоборот. Смысл труда литературного негра в том, чтобы сэкономить время востребованному автору, дабы тот мог увеличить продуктивность.  Обычно эта цель достигается за счет того, что основной автор создает концепцию, конспект произведения, а соавтор выполняет черновую работу, заполняя конспект контентом и шлифуя детали.  Так из чего следует, что Дюма и Маке работали не по такому принципу?

Самые характерные, самые «дюмастые» романы мэтра, - именно те, которые он создал в соавторстве с Маке. Никакие другие произведения Дюма не сравнятся с «Тремя мушкетерами», «Королевой Марго», и «Графом Монте-Кристо» по очарованию интриги и яркостью персонажей. Фактором X, отличающим их от других книг Дюма, является именно воображение Маке. Увы, одного воображения оказалось недостаточным, чтобы обеспечить успех Маке. Именно Дюма знал, как сложить кирпичики сюжета вместе, как построить из них дворец, и в какие цвета окрасить его, чтобы заворожить читателя. В этом и состоял секрет Дюма, принесший ему бессмертие.

Творческий союз Дюма-Маке длился более десяти лет. Гонорары честно делились, Маке жил в достатке, а издатели продолжали настаивать на том, чтобы его имя не упоминалось на обложках. В какой-то момент такое положение вещей перестало устраивать Маке, и он совершенно обоснованно захотел получить свою долю признания. Три раза он судился с Дюма за авторские права и даже сумел получить дополнительную компенсацию за свой труд, но, с точки зрения суда, труд этот остался всего лишь содействием другому писателю, а не творчеством, защищенным авторским правом.

Дюма часто упрекали за эксплуатацию чужого таланта. Но, как говорил, защищая его, Куприн (эссе «Дюма-отец», 1930), коллективная работа имеет такое же право на существование в литературе, как и других видах искусства.  Действительно, слава создателя Зимнего Дворца навсегда осталась за Растрелли, но не он же в одиночку вырисовывал все чертежи, тесал камни и красил фасады.  Интересно, что многие авторитетные авторы творили с «группой поддержки», - например, Диккенс. Среди его анонимных соавторов были Торкбери, Гаскайн, Уилки Коллинз и даже дамы –  мисс Мэльхолланд и мисс Стрэттон. Но Диккенсу не так доставалось за эту практику, как доставалось Дюма.

Однако Маке стал жертвой исторической несправедливости в гораздо большей степени.  Среди критиков было принято подсмеиваться над незадачливым автором, журить его за стремление примазаться к славе великого. Свою лепту в закидывание Маке камешками внес и Куприн. Основной аргумент сводился к тому, что, если бы Маке был по-настоящему даровит, то вместо того, чтобы судиться с Дюма, создал бы что-то свое. А без Дюма ему создать ничего достойного не удалось, хотя он и пытался это сделать. Верно. Но ведь и о Дюма давно бы позабыли, если бы не Маке, который придумал замечательную историю д'Артаньяна и Эдмона Дантеса.

Маке был достоин большего. Ему просто не повезло. Не знаю, был ли Маке подвержен трискаидекафобии, боязни числа 13, однако, возможно, это невезение было предопределено изобилием чертовой дюжины в его жизни. Родился он в 13-м году своего столетия, 13 сентября, да еще в понедельник. Многовато для одного человека.

И все же в какой-то степени справедливость была восстановлена. На кладбище Пер-Лашез, на могиле Маке выгравированы названия его книг: La jeunesse des mousquetaires, Vingt ans après, Monte Cristo, La Reine Margo и др.  В Париже есть улица, которая носит его имя. А три года назад во Франции вышел фильм "Другой Дюма" (L'Autre Dumas), посвященный жизни писателя-призрака (в роли Маке снялся Бенуа Пульворд, в роли Дюма - нынешний россиянин Жерар Депардье). Хотя бы в таком виде, но признание к Маке все-таки пришло.









Tags: александр дюма, литература, огюст маке
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments